библиотека для детей Ларец сказок

Птица-правда

Очень давно жил бедный рыбак. Так рассказывают – значит, так и было. Он жил в маленьком домике на берегу тихой реки. Прозрачная, как слеза, и спокойная, как весеннее утро, протекала она, прячась от людей и от солнца в зарослях тростника, среди кустов и деревьев, склонявших к воде свои ветви. Никто никогда не заглядывал на берега тихой реки, и только пение птиц неумолчно раздавалось в густой листве.
И вот однажды рыбак поплыл по тихой реке. Он собирался уже забросить сети, как вдруг увидал, что течение несёт ему навстречу стеклянный ящик. Ящик плыл, плавно покачиваясь на волнах, и сверкал, как алмаз. Никогда не видал рыбак такого чуда! Он ударил веслом, подплыл поближе и удивился ещё больше, когда увидел в ящике двух близнецов-ребятишек: мальчика и девочку. Они не плакали – нет! Они смеялись и были прекрасны, как лепестки розы!
У рыбака сжалось сердце. «Если они поплывут дальше, – подумал он, – река унесёт малюток в море, а в море разразится буря, и дети непременно погибнут!» Он пожалел ребятишек, бережно поднял на руки и принёс в свой убогий дом.
– Этого ещё не хватало! – рассердилась жена. – Зачем ты принёс нам этих подкидышей? Или своих детей мало? Или забыл, что на руках у нас восемь ртов, а вместе с этими будет десять! Как же мы всех прокормим?
Рыбак покачал головою:
– Знаю, знаю, но что было делать? Не мог же я бросить детей на гибель. К тому же никогда ещё не видал я таких славных ребятишек. Будь что будет! Мы станем ещё больше работать, и, кто знает, не наградит ли нас судьба за доброе дело удачей.
Так сказал рыбак, и дети остались в доме. Они росли с родными детьми рыбака и с каждым годом становились всё здоровее и крепче.
Они стали такими умными и такими добрыми, что рыбак с женой не могли на них нахвалиться и нередко ставили их в пример своим ребятишкам. За это-то и невзлюбили родные дети приёмышей – редко играли с ними, не брали с собой на прогулки. Молчаливые, одинокие, бродили близнецы по берегам тихой реки, прозрачной, как слеза, и спокойной, как весеннее утро. Прислушивались к пению птиц, приносили им крошки и так подружились с птицами, что стоило близнецам показаться на берегу, как птицы – соловьи, стрижи, ласточки – с громким щебетом слетались со всех сторон, садились на руки, клевали хлеб с ладоней и даже научили детей своему птичьему языку. От них же научились брат и сестра рано вставать, быть всегда весёлыми и всегда петь песни. За это рыбак и его жена полюбили приёмышей ещё больше.
Конечно, детям рыбака это было не по душе.
– Ну что из того, что вы прекрасны лицом и благородны на вид, – говорили они близнецам. – Зато нет у вас настоящей матери, вы даже сами не знаете, кто ваш отец. Но мы-то знаем:
Ваш отец – стеклянный ящик,
Ваша мать – сеньора речка,
Ваши братья, ваши сёстры –
Раки, жабы и лягушки!
– Жабы! Лягушки! – дразнили они близнецов, а брату с сестрой оставалось только отмалчиваться, потому что они и на самом деле не знали, кто их отец и мать.
Это было обидно. Очень обидно. Вот и решили они уйти из дома – искать отца с матерью. Они ушли рано утром, так рано, что в доме все ещё спали и никто не слыхал, как хлопнула дверь и близнецы исчезли из дома.
Конечно, они не знали, где искать родителей, и пошли наугад – прямо через поле. Ни одной души, ни одного селения не встретили они до полудня. Не у кого было спросить дорогу, негде преклонить голову. Наконец увидали полуразрушенный домик, но и здесь не пришлось отдохнуть и утолить голод сестре и брату: в домике никого не было, а двери были закрыты. Близнецы очень устали и присели отдохнуть у порога. Кругом стояла полная тишина, только птицы щебетали где-то совсем-совсем близко. Дети подняли головы и увидали, что под крышу слетелись ласточки. Их было множество, и они болтали наперебой. А так как дети понимали птичий язык, то невольно прислушались. «Не подскажут ли нам хоть птицы дорогу», – подумали брат и сестра и стали слушать с ещё большим вниманием.
– Ола, как счастливы мои глаза увидеть тебя! – воскликнула маленькая ласточка с белой грудкой. – А я-то думала, что ты вовсе забыла своих деревенских подруг. Как-никак, а живёшь ты в городе, и не где-нибудь, а в королевском дворце!
– Конечно, я живу во дворце, под самым королевским окошком, – отвечала ласточка с длинным хвостиком, – но нисколько не горжусь этим. Ведь гнездо моё получила я по наследству от моих родителей, и в том, что живу я рядом с самим королём, нет моей заслуги!
– Ах, как она мила! Ах, как скромна! – затрещали ласточки наперебой, а городская ласточка продолжала:
– Расскажите мне лучше ваши новости. Хорошо ли поёт соловей? А жаворонок всё такой же голосистый и всё так же высоко взвивается в небо? А снегирь всё такой же нарядный? Расскажите всё без утайки, Беатрис!
Ласточка с белой грудкой, которую звали Беатрис, захлопала крылышками и отвечала печально:
– Кумушка, плохие пришли времена. Всё меняется – и привычки, и песни. Даже здесь, среди полей и цветущих рощ! Представь себе, наш дружок, наш милый хохлатый жаворонок, повадился летать на крестьянские поля, он клюёт маис и турецкие бобы, а когда хозяин выбегает с палкой, чтобы прогнать его, отвечает ему дерзкой песенкой:
Сей, сей, ротозей, –
Я маис люблю,
Сей, сей, не жалей –
Всё равно склюю!
Ну, как тебе это нравится? А воробей! Ты помнишь старого бесхвостого воробья? Так вот: прилетаю я весной из-за моря в своё родное гнездо, а оно уже занято.
– Простите, сеньор, – сказала я воробью, – это моё гнездо.
– Нет, моё.
– Но вы ошибаетесь: это гнездо построили мои дедушка и бабушка, в нём вылупились мои родители, наконец, я сама в нём вылупилась и хочу высидеть в нём своих детей!
– А мне здесь нравится!
– Уйдите, я вас прошу!
– Не уйду! Не уйду!
Вот бессовестный! Я просто не знала, что делать, и заплакала. Хорошо ещё, что подруги мои не растерялись и, пока я рыдала, все вместе налетели на воробья и вытолкали разбойника из гнезда! Как ты счастлива, что живёшь в городе, где не бывает таких беспорядков!
– Ах, у нас бывает и хуже! – вздохнула в ответ городская ласточка.
– Неужели? Так расскажите, расскажите скорей! – закричали все ласточки разом, и городская гостья сообщила им следующее:
– Случилось так, что королю пришлось отправиться на войну. Я пролетала по саду и сама видела, как садился он на коня и ускакал вместе с войском. Осталась королева одна во дворце. Ах, она была очень красива, но советники и министры не любили её, они даже презирали прекрасную королеву, потому что красавица родилась не в замке, не во дворце, а в бедной семье портного. К тому же была очень умна и насквозь видела все их проделки и плутни! Вот и задумали они погубить королеву. Как раз в это время родились у неё дети, близнецы – мальчик и девочка, прекрасные, как лепестки розы. Как радовалась королева! И я радовалась вместе с ней: садилась на подоконник и щебетала громко-громко, любуясь на малюток, лежавших в золотой колыбели. Но видала я и другое, – видала, как под покровом ночи советники и министры писали донос своему королю и владыке; они писали ему, что у красавицы королевы родились не мальчик и девочка, а кот и змея! Подумать только! Малютки ничуть не походили на этих животных! Но придворные знали, что делали. Они знали, что король наш горяч и шутить не любит. И вот уже через месяц на всех площадях читали королевский указ. Король приказал бросить в реку то, что родила королева, а несчастную мать живую замуровать в городской стене!
Тогда тёмной ночью сестру и брата – совсем ещё маленьких – положили в стеклянный ящик…
– Ой, – сказал брат, схватив сестру за руку, – ты слышишь: их положили в стеклянный ящик!
– Слышу, – вся дрожа, отвечала сестра. – Но неужели? ..
Она не договорила, но, конечно, оба подумали: уж не о них ли самих говорит длиннохвостая городская ласточка?
А та продолжала:
– Их положили в стеклянный ящик и бросили в реку, а красавицу королеву замуровали в стене. И она непременно бы погибла…
Тут ласточка понизила голос и прошептала:
– Этого не должен никто узнать, подруги. У королевы была преданная служанка. Она решила спасти добрую королеву и потихоньку вязальной спицей просверлила в стене отверстие и с тех пор каждое утро подаёт через него своей госпоже немного воды и хлеба. Она кормит её, как мы кормим своих птенцов. И королева жива до сих пор.
– А дети? Неужели они погибли? – защебетали разом все ласточки.
– Успокойтесь, подруги! Они тоже живы! Их подобрал один добрый рыбак. Они растут вместе с его детьми. Часто бродят по берегам тихой речки и за эти годы стали ещё прекраснее.
Услышав это, ласточки радостно взвились в воздух и закружились в небе. Конечно, дети тоже обрадовались и так удивились, что не могли сказать друг другу ни слова. Как хорошо, что научились они говорить по-птичьи! Они всё поняли! Всё узнали! Они узнали, кто их отец и мать!
А ласточки уже снова слетелись под крышу и стали расспрашивать свою городскую подругу:
– Но почему же дети не вернутся к отцу? Почему не освободят мать-королеву?
– А кто же поверит им? Разве легко доказать, что они королевские дети?
– Так неужели же нет никакого средства, чтобы раскрыть обман? – заволновались птицы.
– Есть, но только одно.
– Какое же? Отвечай скорее!
– Об этом мне рассказала кукушка. Я встретилась с ней, пролетая по королевскому парку. Ведь вам известно, что она немного гадалка: сколько раз прокукует – столько лет и проживёт человек. Так говорят в народе. Она-то вот и узнала, как спасти детей и несчастную королеву. Для этого надо…
Тут даже птенцы ласточек высунули из гнезда свои головы и так вытянули шейки, что чуть не вывалились на землю. В другое время матери клюнули бы их за такое любопытство, но на этот раз не заметили ничего, – так хотелось им поскорее узнать, как выручить несчастную королеву. Дети тоже затаили дыхание, чтобы не пропустить ни слова.
– Надо найти Птицу-Правду! – громко прощебетала ласточка. – Она умеет говорить языком человека, и только ей поверит король. Но многие, очень многие в городе не любят Правды, а придворные и министры ни за что не пустят её во дворец.
– Где же скрывается эта чудесная птица?
– Она заперта в замке «Войдёшь – не вернёшься»! И проникнуть в него почти невозможно. Двери замка и днём, и ночью охраняет чудовищный великан. Он засыпает только в полночь и то не надолго, только на четверть часа. И если заметит, что кто-то входит в замок, тотчас же хватает его своей страшной лапой и проглатывает так же проворно, как глотаем мы комаров и мошек.
– Но всё-таки где находится этот замок? – спросила любопытная кума Беатрис, самая старшая из деревенских ласточек.
– Не могу же я знать всё на свете! – захлопала крылышками городская гостья. – Мне известно только, что неподалёку от замка, посреди бесплодной равнины, возвышается старинная башня и на самом верху этой башни живёт злая-презлая ведьма. Только она знает, как пройти в замок «Войдёшь – не вернёшься», но – хоть убей её! – никому не укажет дорогу. И существует одно лишь средство заставить колдунью разговориться: надо принести ей полный кувшин разноцветной воды. Однако, даже проникнув в замок, не так-то легко разыскать чудесную птицу. Ее сторожат птицы Лжи. Они клюют её, не дают дышать, они прячут её в тёмном сыром застенке. А где находится этот застенок, тоже никто не знает. Говорят, что знает об этом только старый филин, живущий во дворе замка на вершине старого дуба, но он заколдован и обречён на молчание, пока кто-нибудь не придёт и не скажет ему слово «ночь». Но как же дети узнают это волшебное слово? Без него же ни за что не найти им Птицу-Правду.
Тут ласточка посмотрела на небо и стала собираться в дорогу.
– Уже поздно, – сказала она подругам. – Смотрите, садится солнце. Оно ищет своё гнездо из морской пены и торопится опуститься в волны. Прощайте. Мне пора во дворец. Прощай, кума Беатрис. Спокойной ночи!
Так сказала длиннохвостая ласточка и полетела в город. А дети, позабыв и усталость, и голод, поспешили за нею следом. К вечеру добрались они до города, где жил король. И брат, и сестра знали уже, что они королевские дети, но не пошли во дворец. Они попросились переночевать в одном бедном доме, а утром, пока ещё спала хозяйка, принялись за работу. Девочка прибрала в доме, а мальчик наносил воды из колодца и полил в саду цветы. Когда же хозяйка проснулась и увидела, что вся работа сделана, ей это очень понравилось, и она предложила детям жить вместе с нею.
– Пускай сестра живёт с вами, – ответил мальчик. – Я же должен уйти по очень важному делу, которое и привело меня в эти края.
Он обнял сестру, попрощался с доброй женщиной и отправился в опасный путь – искать Птицу-Правду.
Но разве знал мальчик, где находится замок «Войдёшь – не вернёшься»? Он шёл три дня, но никто не мог указать ему дорогу. Настал четвёртый день. Усталый и печальный, мальчик присел отдохнуть под высоким деревом и вдруг услышал тихое воркованье. На ветке сидела горлица.
– Птичка с чёрным опереньем,
Подскажи мне, где дорога
В страшный замок людоеда!
– сказал мальчик горлице на птичьем языке, и горлица отвечала:
– В страшный замок людоеда
Не ходи – там ждёт опасность:
Ты войдёшь и не вернёшься.
Но мальчик не испугался, он сказал горлице:
– Знаю, ждёт меня опасность,
Но ищу я Птицу-Правду,
И я должен непременно
Выйти к замку людоеда.
Горлица поняла, что мальчик ни за что не повернёт обратно. Она слетела ему на плечо и громко проворковала:
– Если хочешь непременно
Выйти к замку людоеда,
В путь спеши с попутным ветром –
Он тебя туда проводит!
Горлица улетела, а мальчик пошёл в ту сторону, куда дул попутный ветер. Он очень спешил, потому что боялся: а вдруг своенравный ветер изменит своё направление!
Ветер летел впереди, а мальчик бежал вслед за ним и вскоре очутился посреди бесплодной сухой равнины. Кругом – ни кустика, ни ручейка, только камни, обожжённые солнцем, громоздились вокруг. А ветер летел всё дальше – туда, где вздымались крутые голые скалы. Со всех сторон обступили они дорогу. Солнце село, стало темнеть, а ветер всё мчался и мчался. И вдруг затих. Мальчик тоже остановился, он не знал уже – куда идти дальше. Но в это время на небе расступились тучи, луна озарила равнину, и среди голых скал он увидел мрачную башню, сложенную из огромных камней. Это была башня ведьмы.Мальчику стало страшно. Ах, как хотелось ему убежать обратно, как не хотелось встречаться со злой колдуньей, но он вспомнил сестру, вспомнил мать-королеву, заживо замурованную в крепостной стене, и, подняв с дороги камень, со всей силы ударил им в железные двери. Глухое эхо раскатилось по скалам, отозвалось вдали протяжным вздохом, и тяжёлая дверь открылась. Старуха с факелом вышла навстречу, а за нею выползли из дверей тараканы, змеи, сверчки, пауки, кузнечики, цикады и навозные жуки-скарабеи.
– Сеньора ведьма, – произнёс мальчик дрожащим голосом, – мне известно, что только вы можете указать дорогу к замку «Войдёшь – не вернёшься». Будьте добры, окажите мне эту услугу.
Ведьма оскалила зубы и затряслась от смеха.
– А не поздно ли ты собрался в дорогу, малыш? Подожди до утра, и я сама провожу тебя к людоеду в гости. А сейчас ложись-ка ты лучше спать с моими детишками! – Она указала на тараканов и змей. – Не бойся, они тебя не обидят.
– О нет, сеньора! – воскликнул мальчик. – Я не могу дожидаться утра: ещё до рассвета я должен возвратиться туда, откуда пришёл. Укажите мне сейчас же дорогу.
– Вот упрямый! – разворчалась старая ведьма. – Не всё ли равно, когда погибнуть – вечером или завтра утром! Но если ты такой непоседа – так и быть – я укажу тебе дорогу, но за это ты принесёшь мне полный кувшин разноцветной воды из фонтана, который бьёт на дворе замка. Согласен?
– На всё согласен, – ответил бесстрашный мальчик, и колдунья принялась будить старую тощую собаку:
– Вставай, вставай! Отведи сейчас же этого маленького глупца в замок «Войдёшь – не вернёшься». Слышишь? Он торопится. Наверное, ему жить надоело!
Собака заворчала спросонья, отряхнулась и поплелась по пустынной дороге. А мальчик, захватив с собою большой кувшин для воды, заторопился следом.
Вскоре же они подошли к большому замку. Тёмный и молчаливый, он возвышался среди бесплодной равнины. Все двери были открыты настежь. Но ни шум голосов, ни малейший шорох не говорили о том, что кто-то живёт за его мрачными стенами.
«Войдёшь – не вернёшься» – вспомнил мальчик страшное название замка. «Неужели я никогда не выйду отсюда? Не лучше ли сразу повернуть обратно?» Но в это время часы на башне пробили полночь, собака взвизгнула и исчезла в одно мгновение. Решительный час наступил. Мальчик остался один, совсем один, но он не думал уже о возвращении, – он старался припомнить всё-всё, что слышал от королевской ласточки. «Надо скорей разыскать застенок, где томится Птица-Правда, – думал он. – А то проснётся злой великан». Мальчик смело вошёл в ворота. Во дворе не было ни души. Он осмотрелся. Но где же зачарованный филин? Ему надо сказать заветное слово, он очнётся и укажет дорогу к застенку. Но… какое же это слово?» Мальчик похолодел от страха: он забыл заветное слово. Совсем забыл. Сколько ни силился, не мог припомнить! А луна уже скрылась за облаками, стало темно, высоко в небе злобно загудел ветер. В отчаянии прислонился мальчик к высокому дереву и закрыл лицо руками.
– Какая ночь! Какая страшная ночь! – прошептал он, и вдруг откуда-то сверху, из мрака отозвался гулкий голос:
– Ночь? Кто сказал «ночь»? Кто посмел разбудить меня? Это я – старый филин!
Мальчик очнулся. Луна уже снова озаряла двор мёртвым светом, а с дерева смотрели на мальчика два блестящих глаза. Это был филин. Слово «ночь» расколдовало его.
– Это я – королевский сын! – громко воскликнул мальчик. – Помоги мне скорей, укажи – где томится Птица-Правда!
– Птица-Правда? Птица-Правда? – загудел с дерева филин. – Она там – в подземелье, но будь осторожен, будь внимателен, её стерегут птицы Лжи. Пёстрые, яркие, они кружатся в воздухе и поют прекрасными голосами. Не прикасайся к ним, не обольщайся их красотой. Возьми только маленькую белую птичку. Это и есть Птица-Правда, Птица-Правда…
– Спасибо тебе, добрый филин! – ответил мальчик. – А потом я должен набрать разноцветной воды из фонтана. ..
– Разноцветной? Глупец! – отозвался филин. – Ты сам погубишь себя! Эта вода нужна ведьме для колдовства. Не бери разноцветной воды – зачерпни прозрачной: вода, прозрачная, как слеза, разрушит все чары ведьмы. – Филин захохотал. – Отнеси ей полный кувшин! Торопись! Сейчас людоед проснётся!
Но мальчика не нужно было ни уговаривать, ни просить. Он уже спускался по широким ступеням в тёмное подземелье.
В одно мгновенье очутился перед птичником, распахнул двери и невольно зажмурил глаза: яркие птицы Лжи кружились перед ним. Они пели сладкими голосами.
– Птица-Правда! Где ты? – закричал мальчик. Но напрасно ждал ответа. Он ворвался в птичник. Пёстрые птицы не пускали его, клевали, налетали со всех сторон. Но он заметил уже в уголке скромную белую птичку, схватил её и спрятал у себя на груди. Громко вскрикнули птицы Лжи, но мальчик уже бежал за водой к фонтану. В это время по замку пронёсся протяжный рёв: людоед просыпался.
Зачерпнуть чистой воды из ключа, протекавшего у подножия фонтана, было делом одной минуты. А рёв становился всё сильнее. Мальчик выбежал за ворота и пустился в обратный путь. Вслед ему полетели огромные камни: людоед проснулся! Прячась за скалами, мальчик бежал всё дальше, не останавливался ни на минуту, пока рёв и грохот камней не затихли вдали.
Так добежал он до башни ведьмы. Старуха уже ждала его на пороге, а вокруг неё кишели пауки, тараканы, змеи, сверчки, кузнечики и навозные жуки-скарабеи. Колдунья выхватила у мальчика кувшин и, воскликнув: «Теперь станешь ты пауком!» – выплеснула на него разом всю воду. Она думала, что в кувшине разноцветная колдовская вода, но мы-то знаем, мальчик принёс прозрачной воды. Это была добрая и чудесная «вода красоты». Она не повредила мальчику, а ящерицы, змеи и насекомые тотчас же бросились к разлившейся по камням струе и стали купаться в ней. О чудо – юркие ящерицы на глазах у мальчика превратились в стройных рыцарей, цикады – в прекрасных принцесс, тараканы – в весёлых студентов из Саламанки, а навозные жуки-скарабеи – в почтенных докторов, одетых в длинные мантии и шапочки учёных. Комары стали звонкоголосыми певцами, мухи – печальными вдовами в чёрных кружевных мантильях, а пауки – монахами в рясах.
Увидев это, старая ведьма схватила метлу, взвилась в воздух и исчезла в ночном небе, а все спасённые отвесили мальчику глубокий поклон и отправились каждый своей дорогой. Мальчик же, согревая Птицу-Правду своим дыханием, поспешил обратно в город.
Как обрадовалась сестра, увидев брата живым и невредимым! Но она обрадовалась ещё больше, узнав, что он принёс Птицу-Правду. Однако самое трудное было ещё впереди. Нелегко, почти невозможно было пробраться в королевский дворец. Неизвестно откуда – быть может, подсказала им это злая ведьма, – но придворные уже знали, что Птица в городе. Они боялись Правды, они боялись, что раскроются все их преступления, и решили ни за что не пускать во дворец волшебную птицу.
– Убить! Отравить её! – приказали они солдатам и удвоили стражу перед дворцом. Они готовили охотничьих соколов, чтобы преследовать Птицу и изловить её, они строили клетки, чтобы запереть Правду и снова бросить в застенок. Они распустили слух, что маленькая белая птичка скрывает под перьями чёрное оперенье, что она вовсе не Птица-Правда, а самая злая птица на свете, что она хочет убить самого короля. Однако король не поверил этому. Узнав, что чудесная птица находится в городе, он издал приказ: каждого, кто принесёт во дворец Птицу-Правду, немедленно провести в тронный зал!
Глашатаи объявили приказ на площади, и мальчик, услышав приказ короля, взял сестру за руку и смело пошёл во дворец. Он нёс птицу за пазухой и громко пел:
– Королю несу я Птицу,
Королю несу я Правду!..
Так дети приблизились ко дворцу. Но не верные королевские слуги, а хитрые советники и министры выбежали им навстречу.
– Схватить мальчишку! – приказали они солдатам, и солдаты в высоких шапках, с копьями и алебардами окружили детей и уже схватили их, чтобы бросить в темницу, но в эту минуту птичка выпорхнула из-за пазухи и с громким щебетом полетела прямо в окно к королю.
– О сеньор, я – Птица-Правда,
– запела она, опустившись перед королевским троном.
– Принесли меня к вам дети:
Ваши дети – брат с сестрою.
Прикажите же скорее
Распахнуть пошире двери –
Во дворец впустить обоих!
Конечно, король очень удивился словам птицы, но тотчас же поверил ей, потому что никто не мог не поверить Правде. Слуги распахнули двери дворца, и сам король вышел навстречу детям. Он обнял их и заплакал от счастья. И даже солдаты в высоких шапках, с копьями и алебардами не могли удержаться от радостных слёз, потому что дети – и брат, и сестра – лицом были как две капли воды похожи на самого короля. Пришли музыканты и, надув щёки, стали играть на медных трубах. Когда они кончили, король воскликнул:
– Дети мои, если бы ваша мать могла вас увидеть! Но я сам её погубил!
– Нет, – смело ответил мальчик, – она жива. Прикажите разобрать крепостную стену, и королева выйдет вам навстречу.
Позвали каменщиков. Они разбили ломами стену, и народ увидал свою королеву. Королева была бледна, как изваянная из мрамора, но когда увидала детей и прижала их к своему сердцу, тотчас же порозовела от радости и стала такой прекрасной, какой не была ещё никогда. Это очень понравилось королю. Он взял королеву под руку и повёл во дворец. Конечно, и дети вошли вместе с отцом и матерью в тронный зал, а придворные – советники и министры – так испугались, что разбежались в разные стороны и не стали ждать, пока палач отрубит им головы по приказанию короля.
А король сел на трон, посадил рядом с собой прекрасную королеву, а у ног своих – молодого принца и молодую принцессу. В тот же день назначил он бедного рыбака своим первым министром. Не забыл и служанку, которая столько лет, рискуя жизнь, кормила несчастную королеву: он сделал её герцогиней-дукессой, а женщину, приютившую в городе сестру и брата, пригласил во дворец и назначил фрейлиной королевы.
Вечером был большой пир. Весь город поздравлял принцессу и принца. И король с королевой всех угощали. Гости всё съели, и на тарелках ничего не осталось.
Осталась только сказка – длинная, как река. Но и река кончается, добежав до моря.
А сказка? Куда придёт сказка, где кончится, – об этом никто не знает!


Вот и сказке Птица-правда конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 7 3

Отзывы

Читать также Итальянские сказки: Агент X.99, или рассказы смотрителя маяка
Бегство Пульчинеллы
Большая морковка
Бриф! Бруф! Браф!
В чем люди одинаковы
Читать также Арабские сказки: Али-Баба и сорок разбойников
Аль Багум
Благодарная рыба
Верное средство
Верховный кади Каракош
понравилась сказка?
3 7 Вверх